imagesizvestno-zolotoe-pravilo-nravstvennosti-otnosis-k-drugim-ljudjam-thumb.jpg

Покупатель, гость, клиент, царь и бог

Вот то-то и то-то – поступок, а то и то – не поступок, если это недо­стойное деяние. Вслушайтесь, пожа­луйста, еще раз: «Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки». Как быть с золотым правилом этики, когда рядом живут альт­руист и эгоист? У Конфуция золотое правило сформулировано в негативной трактовке в его «Беседах и суждениях».

Если прочесть эти тексты, то вдох­новиться золотым правилом будет трудно, а всякое правило хорошо постольку, поскольку оно действительно чем-то правит, действитель­но что-то исправляет. Известно, что золотое правило этики высказывалось и древнево­сточными, и древнегреческими мудрецами, над ним люди думали все­рьез.

В конфуцианстве это и сейчас – стерж­невое изречение. Подобные высказыва­ния есть и в индийском эпосе «Махабхарата», в «Одиссее» Гомера, а также во многих религиях. В новое время в европейской культуре золотое правило воспри­нимается как очевидная истина, как основное и естественное тре­бование нравственности в человеке. Вы хорошо понимаете, что люди иногда хотят для себя чего-то такого, что им совсем нельзя пожелать другому, и золотое правило этики имеет, таким образом, определенный смысл и границы своего действия.

Это, конечно, час­то находит свое отражение и в формулировках. Золотое правило христианской этики требует от чело­века жить по вере, по вере в Бога и по вере в человека, что, как вы знаете, и составляет суть христианской веры, суть христианства.

покупатель, гость, клиент, царь и бог

Нужно быть внутренне очень со­бранным, сконцентрированным человеком, укорененным в евангель­ской жизни, чтобы на практике всегда применять это правило. Честертон очень хорошо, очень красиво выразил этот опыт жизни современно­го человека, да и не только современного. Может быть, некоторые из вас видели этот номер «Науки и религии» и обратили внимание на одну вещь (к сожалению, она поставлена в итоги статьи Гусейнова), которая меня несколько рас­строила.

Нам с вами важно, что Евангелие ставит это правило в контекст сверхэтический, и я надеюсь, что выше мне удалось вам это показать. Гусейнов пишет: «Этико-нормативное содержание нравственной программы различных культур, религии и философии в основном совпадает, например, золотое правило». Человек действительно может даже по отношению к себе желать чего-то такого, чего желать нельзя, не полезно; нельзя человеку и себе давать все, что он пожелает.

Культура в Киевской Руси

Конечно, об этом редко приходится говорить и слышать. Я только называл: так – у Конфуция, так – в иудаизме, мусульманстве и т. д. Это могло бы рождать у вас определенные ассоциации, т. е. создавать некую общую картину, свя­занную с этими учениями. Конечно, суще­ствуют разные этические системы, и при желании мы всегда можем найти противоречия между ними. То, что морально в одной системе, может быть аморально в другой – это бесспорно.

А это уже проблема учителей, которые часто бывают не на уровне своего призвания, если даже они и были призваны к учи­тельству. Вы говорили о единстве в духе философии и религии. Вот так человек приходит в храм, а потом начинает плеваться: «Ой, какие там бабки» – и пошло… На весь тысячный приход – это человек пять, причем, как правило, психически больных. Просто люди, если они несут себя, как драгоценнейший сосуд, нарываются именно на таких, и обой­ти их чаще всего никак не могут, а те в них и выпускают «полную обойму».

Достоевский был диалогичен и широк. Наверное, к нему тоже можно применить формулу о том, что человек слишком широк – иногда его хорошо было бы и сузить. Он моралист, человек, который очень чутко почувствовал эту сферу единого в моральном опыте челове­чества, и это стало для него ошеломляющим откровением.

Конфуций учил «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Ученик Цзы-гун спросил: «Можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом?» Учитель ответил: «Это слово — взаимность. Человеку не следует причинять боль, подчинять себе, порабощать, мучить и убивать ни одно животное, живое существо, организм или чувствующее существо. На это есть только один ответ: не спрашивай, кто ближний, а делай всему живому то, что хочешь, чтобы тебе делали.

Переход от популярной нравственной философии к метафизике нравственности // Основы метафизики нравственности / Под общ. ред. В. Ф. Асмуса, А. В. Гулыги, Т. И. Ойзермана. Человечество любит давать наименования некоторым своим прави­лам, некоторым своим открытиям, достаточно простым и в то же время послужившим человечеству больше других, и послужившим удачно. В энциклопедическом сло­варе – буквально несколько строк, и даже в специальном словаре по этике – тоже совсем немного.

Вот в такой положительной или отрицательной форме это пра­вило существует практически во всех развитых культурах, во всех религиях. Впрочем, все эти высказывания не повторяют друг друга буквально.

Нам же с вами это правило более известно по Евангелию. Например, великий талмудический учи­тель рабби Гиллель, фарисей, говорил: «Не делай другому того, что не любо тебе самому». Такие же высказывания можно найти и у мусульманских богословов. А вот нехристианский философ Сенека (I в. н. э.) выразил это так: «Если хочешь жить для себя – живи для других». Тем более неудивительно находить подобные высказывания в христианской культуре.

Это и позволило блж. Августину сформулировать свою известную сен­тенцию: «Люби Бога – и поступай как хочешь». Это одна из двух известных формулировок самого категорического императива. Этот стих стоит в очень важном контексте определения праведного, нели­цемерного суда, суда, при котором человек не пропускал бы бревна в своем глазу, обличая соринку в глазу брата своего.

И, наверное, на земле не будет ни одного человека, абсолютно схожего в этом отношении с другим человеком. По отношению к нему самому с его же позиций тоже подходить нельзя – это ограничение золотого правила содержится в нем самом, поэтому и важно, в каком контек­сте оно применяется. Итак, золотое правило – это дело жизни по вере, воплощение той нормы жизни, которую человек сам признает. Я не случайно говорил о том, что золотое правило этики имеет свои границы.

Читайте также: